Резонанс
Лучшее
Обсуждаемое
-
-
+2
+
+

Уроки отступления или зачем нам нужен третий путь

Опубликовано:  06.02.2015 - 11:15
Корреспондент:  Вячеслав Волков

Фиаско так называемых левых в ходе белоленточного движения и недавних событий на Украине показало, что никаких реальных коммунистических сил в России сейчас нет, ибо никто за ними не стоит и никто за ними не идет. Есть всего лишь определенный процент активистов, перетекающий из партии в партию, время от времени разочаровывающийся и уходящий в утиль и заменяемый новой порцией идеалистов.

Причин такой катастрофы много. Я не буду здесь касаться современной общемировой экономической тенденции отхода от коллективизма. Это отдельная и сложная тема. Подчеркну только одно – даже при воздействии данной тенденции Россия деколлективизирована и, следовательно, декоммунизирована до неприличия больше всех других стран и народов.

Некоторые, пытаясь ответить на вопрос о спящей России, отторгнувшей коммунистов, совершают большую ошибку, когда выстраивают историческую параллель с опытом большевиков начала ХХ века. Такой подход ошибочен, ибо и формационная ситуация тогда была другая, и люди не такие, как сейчас.

Напомню, что в то время на пороге стояла буржуазно-демократическая революция (далее: БДР), задачей которой являлась ликвидация феодальных и крепостнических пут и пережитков. И когда сейчас современных оранжистов стараются представить передовым отрядом БДР, то хочется напомнить всем утверждающим это и о сегодняшней дате, и о сегодняшних потребностях общества, и о сегодняшней буржуазной либеральной оппозиции.

Не может сейчас быть никакой буржуазно-демократической революции в принципе. Нет сегодня ни крепостничества, ни феодализма, ни монархии. А также нет сейчас тех крестьян и рабочих, которых не надо было агитировать на забастовки и за советскую власть, ибо эти слои сами кипели без влияния всяких революционеров и сами знали без них, что такое советская власть в силу своей крестьянской общинной привычки и ментальности.

Исходя из сказанного сформулируем первый урок, вытекающий из нашего провала – новые поколения коммунистов, знайте историю, но не для того чтобы ее повторять, а чтобы каждый раз «выбираться своей колеей».

В чем же состоит наша колея?

Если в начале ХХ века массовое сознание трудовых слоев разворачивалось от авторитарного идеала в сторону демократического, то почти все постперестроечное время – в обратном направлении. Данная инверсия общественной психологии, при которой люди стремятся отказаться от самостоятельности и передать свои полномочия вождям и бюрократам, совпала с такими сильнейшими факторами, как деиндустриализация при сохранившемся индустриальном быте, бум потребительства, алкоголизация и информационно-психологическая война. В результате в сознании людей произошла консервация авторитарной инверсии. В России возникло специфическое индивидуалистическое общество – «домашний капитализм», для людей которого характерна главная ценностная ориентация на семью, потребительство и торгашество. Конечно, «домашнему капитализму» противостоит советская ментальность с одной стороны, позднебуржуазная постмодернисткая культура, с другой, и реанимированные религиозно-традиционалистские порядки, с третьей, но задает тон именно он. Это показывают все социологические опросы.

Эти же опросы также показывают, что большую часть «домашних капиталистов», советистов и традиционалистов устраивает такая экономическая модель, которую условно можно назвать «НЭПом»: национализированная крупная промышленность, смешанный средний сектор и частнокапиталистический мелкий бизнес.

Отсюда вытекает второй урок: от «НЭПа» никуда не уйти. Вопрос только в том, в какой упаковке этот «неоНЭП» будет подан – в советской и предсоциалистической, или в бюрократической и националистической, а то и национал-социалистической.

Для того, чтобы свято место не было пустым, коммунисты должны будут в свою упаковку уложить и свое же содержание «неоНЭПа», то есть со своим пониманием национализации, функционирования хозяйственного механизма, роли кооперации и общественных организаций трудящихся. А чтобы это понимание было более доходчивым и убедительным нужно, прежде всего, пробить мифологический панцырь в сознании наших людей. И сделать это можно только с помощью лозунга «СССР». Тот, кто из левых не будет использовать данный лозунг в России, обречен на поражение. Это аксиома. Ибо нет ничего более простого для понимания, более емкого для насыщения, более эмоционального для возбуждения, чем призыв к построению СССР. Итак, урок третий - важность мобилизующего лозунга «СССР».

До «неоНЭПа» и СССР нам пока еще далеко, а вот новая волна белоленточного майданного оранжизма уже не за горами. Во время этой волны вновь схлестнутся два клана российской крупной буржуазии и бюрократии: либерально-рыночных компрадоров и либерально-рыночных «патриотов». На арене российского общественно-политического цирка это будет выглядеть как борьба «майдаунов» и «путиноидов». Майдан в лучших своих традициях, как обычно, возглавят породистые либералы, в качестве массовки выступят офисные кролики и леваки, а боевые отряды предоставят этнические националисты, неонацисты и джихадисты. С противоположной стороны мы увидим такую же окрошку. Во главе путинского призыва будут стоять системные рукопожатые патриоты, массовкой станет все до кучи от имперцев, монархистов до согнанных работников предприятий. Роль охранных отрядов исполнят кургинисты.

Что в этой ситуации должны делать коммунисты?

Ответ очевиден: выступить против всех кланов российской буржуазии. В первую очередь не поддерживать майдан, не участвовать в нем, всячески разоблачать его либерально-компрадорское и националистическое содержание. Во-вторых, показать населению России, что альтернативой майдану является не такой же буржуазный антимайдан, а совершенно другая идея – антикапитализм и антиолигархизм. Для реализации этого пути нужно организовывать давление на власть не справа, а слева под единственно возможным и адекватным в России лозунгом «Национализация и рабочий контроль», осознавая при этом, что в случае успеха следующим за ним будет уже другой лозунг – лозунг социализации промышленности и сельского хозяйства.

Сейчас лозунг социализации в России невозможен, ибо предварительно надо сделать так, чтобы люди желали социализации и понимали, что это такое. Для этого коммунисты должны бросить буржуазно-демократическую деятельность и перейти на коммунистическую повестку дня, что предполагает создание коммун, кооперативов, профсоюзов, обществ взаимопомощи, банков времени и других подобных организаций. Только это способно шаг за шагом внедрить в сознание нынешних индивидуалистичных россиян идею социализации=кооперации. И в этом ряду требование рабочего контроля, сопутствующего национализации, есть первый шаг в избранном направлении. Настоящая последовательная, но пока еще, буржуазная национализация, подразумевающая создание из крупной и средней капиталистической собственности казенных предприятий, сейчас крайне необходима нашей гибнущей промышленности. Но без рабочего контроля, как школы будущей советской власти, - это всего лишь, пусть и прогрессивное, но буржуазное мероприятие. Поэтому мы и выдвигаем простую и понятную связку «Национализация и рабочий контроль».

Кроме того, этот лозунг призывает покончить сразу же с двумя лагерями буржуазии и бюрократии – и с «майдаунами», и с «путиноидами».

Подытожим все вышесказанное по проблеме национализации в четвертом уроке. Он таков: необходимость сплочения настоящих коммунистов на основе постановки промежуточного лозунга «Национализация и рабочий контроль».

Сама постановка этого лозунга убережет коммунистов от заведомо обреченных на поражение компромиссов. Хватит компромиссов левых с правыми, при которых уступают только левые. Если правые хотят идти с коммунистами, то пусть принимают коммунистическую программу. Только так!!! И в этом отличие коммунистов-марксистов от всякой лефтистской публики. Те, из-за своей слабости и невостребованности готовы бежать за любым либералом, националистом, имперцем. Отсюда вытекает следующий пятый урокникаких союзов с либералами, либеральными левыми, националистами, нацистами, монархистами и имперцами на основе компромисса с ними, то есть уступок с нашей стороны. А это возможно только в том случае, если коммунисты будут силой.

Что для приобретения данной силы нужно и какие уроки требуется извлечь?

Урок шестой - необходимость перехода коммунистов к созданию различных форм товариществ рабочих (профсоюзов, кооперативов, коммун, обществ взаимопомощи, спортивных организаций и т.д.), объединенных в мощную систему.

Пролетариям нужна организация, которая может не только вести экономическую борьбу, но и учит управлять производством, распределением, учит формировать коллективный быт, влиять на общественно-политические процессы. Словом, организация, которая создает из пролетариев отдельный от капитала мир. В дальнейшем именно это позволит работникам сбросить с себя пролетарскую участь – обогащать своим трудом «чужого дядю»...

Чтобы такая организация имела вес и влияние, ей нужно опираться на собственный экономический базис, то есть иметь свои производственные структуры. Ничего нового здесь нет. Рабочие кооперативы, «народные предприятия» существуют уже не первое столетие. Они могут создаваться как в виде оздоровления обанкротившихся частных фирм, так и в виде предприятий, принадлежащих трудовому коллективу изначально. Помимо того, что они обеспечивают заработок своим работникам, они дают навыки управления производством, участия трудового коллектива в решении собственных проблем.

Нужны и кооперативные магазины, в которых рабочие приобретали бы товары дешевле и качественнее. И здесь уже существует огромный опыт потребительской кооперации.

Рыночная конкуренция со временем неизбежно разлагает кооперативные предприятия, превращает их в «нормальные» капиталистические фирмы, а их руководство – в капиталистов. Но это не отменяет исторического значения кооперации – структуры, где работник уже сейчас сбрасывает с себя груз пролетарской участи!

Обращаясь к делегатам Генерального совета Первого Интернационала К.Маркс, писал на эту тему: «Мы считаем, что кооперативное движение является одной из сил, преобразующих современное общество, основанное на классовом антагонизме. Большая заслуга этого движения заключается в том, что оно на деле показывает возможность замены современной деспотической и порождающей пауперизм системы подчинения труда капиталу – республиканской и благотворительной системой ассоциации свободных и равных производителей». При этом подчеркивалось: «Однако ограниченная карликовыми формами, которые только и в силах создать своими усилиями отдельные рабы наемного труда, кооперативная система никогда не сможет преобразовать капиталистическое общество…». Для этого необходимы «изменения основ общественного строя».

Рабочим было рекомендовано отдавать предпочтение кооперативному производству перед кооперативной торговлей, а уже существующим кооперативам – содействовать созданию новых. Кроме того, «Во избежание вырождения кооперативных обществ в обыкновенные буржуазные акционерные общества, рабочие каждого предприятия, независимо от того, являются они пайщиками или нет, должны получать равные доли в доходе».

Помимо производства и обмена, рабочим нужны свои организации и в сфере потребления. Нужны рабочие коммуны! Причем, коммуны, способные избежать «минусов» печально известных коммунальных квартир советских времен. Такие коммуны могут и должны быть связаны с кооперативным производством в единую систему. Образец этого дают хотя бы израильские кибуцы. Если оставить в стороне движение кибуцев как школу еврейского национализма и опорную базу для захвата арабских территорий, то это – уникальный массовый опыт коллективного производства и потребления.

Кстати, первые марксистские и рабочие кружки в России в 80-90 годы ХIХ века тоже практиковали жизнь в коммунах, с общим питанием и бытом! Часто это было обусловлено конспирацией – один из кружковцев якобы сдавал углы остальным. Вместе с этим коммуна позволяла отработать правила жизни в коллективе товарищей-единомышленников, «здесь и сейчас» построить маленький социализм.

Итак, нужны рабочие ассоциации (корпорации) - взаимосвязанные сети профсоюзов, коллективных предприятий и рабочей потребкооперации. Туда должны входить и коммуны, где налажен быт и взаимопомощь рабочих. В таких условиях корпоративности больше возможности установить здоровую моральную атмосферу, когда в людях исчезают озлобленность и безысходность вместе с их следствиями – пьянством, хулиганством, воровством, наркоманией, хамством и т.п. Рабочие корпорации – это и свои образовательные и культурные учреждения и т.д., вплоть до охранных структур.

Кстати, коммуны и кооперативы могут быть своеобразным тылом для профсоюзной борьбы. Там могут находить убежище и моральную поддержку, трудоустраиваться активисты, уволенные за участие в профдвижении.

Повторим: корпорации должны создаваться и работать на то, чтобы рабочие улучшили свою жизнь и уже сегодня научились классово обособляться в самостоятельный, то есть самодеятельный и самоуправляемый социально-экономический сектор. Пожив в таких условиях, познав новые человеческие отношения, пролетарий другими глазами будет смотреть на остальной рыночно-капиталистический мир. Попробуй тогда заставь его жить там прежней жизнью!..

И тогда пролетариат будет СПОСОБЕН стать авангардом! Не весь, не целиком, не в подавляющей своей массе, но отдельными своими авангардными отрядами, лучше сказать, коллективами – способен! Вот только нужно понять, что под авангардностью следует подразумевать не политически-партийную авангардность. Она сплошь и рядом неизбежно и достаточно быстро вырождается в банальное политиканство – такова уж социальная специфика гниющего капитализма. А авангардность в виде передового хозяйственного опыта!

Рабочие пролетарии «самой историей» (то есть диалектикой развития человеческой цивилизации в целом – действием непреложных законов исторического материализма!) ныне призваны не в Интернете на досуге «революционерить», не на фальшивые выборы в органы буржуазной власти ходить. Даже не «чисто политические» партии (точнее, группы и группки «особо просвещённых») организовывать, не митингами и пикетами время от времени «пар спускать», не к беспомощным голодовкам протеста прибегать, даже не чисто профсоюзной борьбой заниматься и только ради текущего заработка устраивать забастовки в качестве крайней меры. Нет! Нужно создавать наглядные примеры того, как можно ХОЗЯЙСТВОВАТЬ и ЖИТЬ по-новому, альтернативно капитализму, по-коммунистически!

Имея вышесказанное, можно и нужно создать политическую силу, которая эту реализуемую экономическую теорию и практику пропагандировала бы и сплачивала массы эксплуатируемых с целью её реализации. Самыми разными путями! Причём, что важно, парламентская борьба такой политической силы должна не только не рассматриваться как авангардная, но даже считаться неосновной. То есть профессиональных политиков парламентского типа в такой организации быть не должно вовсе.

Не должна эта политическая сила как-либо заведомо связывать себя наличными госграницами. То есть она должна быть изначально интернациональной.

Такая социально-революционная политическая сила (сознательно ведущая дело к международной КОММУНИСТИЧЕСКОЙ революции, а не какой-либо иной!) должна на первом этапе выступить «инкубатором», выявляющим и целенаправленно взращивающим в своих рядах конкретных разработчиков передовой экономической теории, могущей однозначно вывести на коммунистическую хозяйственную практику. То есть данная политическая сила – можно назвать её партией, если это конъюнктурно важно – никак НЕ должна являться «сугубо» политической организацией. Она должна быть союзом:

(а) разработчиков теории,

(б) экономистов-практиков, разными способами теорию тестирующих, корректирующих (с «петлёй обратной связи» к теоретикам) и предлагающих конкретные модели согласно нарабатываемой теории,

плюс (в) политиков, задача которых создавать в обществе благоприятную среду для деятельности первых двух групп.

Такая организация – вне государств и границ – должна иметь в своём составе людей, которые «мониторят» положение дел в разных самодеятельных организациях тех или иных стран. Речь о тех организациях, которые НА ДЕЛЕ пытаются реализовать те или иные альтернативы нынешнему капиталистическому хозяйствованию. Это профсоюзы, предусматривающие завладение предприятиями и борющиеся за это, коллективные/кооперативные предприятия, разные современные коммунарские практики (communities), типа израильских кибуцев, но, понятно, не только их, «банки времени» и т. д. и т. п.

Задача такого Интернационала (в зависимости от задачи, я назвал то, что выше обозначил как партию, уже Интернационалом) – свести все эти прогрессивные инициативы и практики в единый поток. Мы назвали это «рабочими корпорациями». Такой поток положит начало половодью социальной (международной коммунистической) революции. Если угодно, по-английски это можно назвать IntentionalInternational…

И вот ЭТА деятельность – анализ и рекомендации – тоже должна быть делом Интенционального Интернационала. Обязательно!

Получается, эта трансграничная общественная организация, эта социальная сила должна быть международным Научно-исследовательским институтом по проведению - а не просто, скажем, политическому анализу - социально–экономической революции. Иначе «Интернационал господ-капиталистов» не одолеть!

Если, не мешкая не создать «IntentionalInternational» с целью катализации «субъективного фактора», то «необходимость в управленцах и разделении труда» сама собой не отпадёт никогда!

При этом НЕ со всякими профсоюзами коммунистически ориентированные марксисты могут и должны работать. Здесь неплохо писал ещё Маркс в Инструкции делегатам съезда первого Интернационала.

Сегодня же, считаем, работать можно и нужно в профсоюзной среде, имея в виду идею рабочей корпоративности. Это когда профсоюзы, как уже говорилось, предусматривают захват предприятий в коллективную собственность и увязывание этого с существующими кооперативными/коллективными предприятиями + с сельхоз.коммунами в единую ВНЕкапиталистическую структуру!

Итак, урок седьмой - создание нового Интернационала на основе объединения именно товариществ рабочих, а не диванных теоретиков.

Сейчас сложилась уникальная ситуация. Строительством малых коммунистических социально-экономических форм занимаются все кому не лень, но только не коммунисты. Дошло до того, что уже появились правые анархисты и даже анархо-фашисты, которые приступают к созданию кооперативов и… коммун (!). Другая когорта русских националистов и фашистов сейчас успешно перехватывает и приспосабливает под себя «русскую идею» и «русский социализм», выдавая итало-фашистскую муру за русский социализм! В ответ мы должны сказать правду о феномене русского социализма, даже если в чем-то она не выгодна нам. Русская идея и русский социализм - это идея рабоче-крестьянского самоуправления на сходах и в советах, а не фашистский вождизм и элитаризм. Русская идея и русский социализм - это идея союза автономных крестьянских и рабочих общин во главе с сакральным народным царем без бояр и чиновников, а не тоталитарная фашистская диктатура. Русская идея и русский социализм - это передельная община и народная трудовая артель, то есть в таких формах, как супряга (позже названная ТОЗом), артель с равным распределением дохода (позже названная коммуной), артель с распределением дохода по трудовому вкладу (позже названная колхозом, хотя по началу колхозом называли и коммуну, и ТОЗ, и собственно колхоз), артель потребительная, рабочая наемная артель. Русская идея и русский социализм - это идея черного передела барской земли, а не попытки П. Столыпина спасти помещичье землевладение за счет разжигания вражды среди крестьян. Русская идея и русский социализм - это христианский социализм и христианская идея в своем универсализме отвергающая любой национализм. Таким образом, русская идея и русский социализм – это идеология и практика трудовых русских слоев, а сегодняшняя идея РНЕ, выдаваемая фашистами за русский социализм - это идея стаи кулаков, мироедов, мелких буржуа, желающих построить мир вечной частной собственности и вечной национальной вражды.

Отсюда урок восьмой - не позволять националистам и национал-социалистам играть на коммунистическом поле и эксплуатировать коммунистическую повестку дня, а именно лозунги национализации, кооперации, рабочего контроля и советской власти. А для этого коммунисты должны сами СТАТЬ НОСИТЕЛЯМИ ЭТИХ ИДЕЙ, причем не на словах, а на деле.

Нынешний кризис так называемого левого движения России проявляется, прежде всего, в том, что все усилия активистов наталкиваются на глухую стену пассивности наших граждан. Причину такой аполитичности следует искать в психологии современного россиянина. Ее существенными чертами являются страх перед войной и насилием, страх перед нуждой, неверие в свои силы и буржуазные культурные стереотипы («свободы», « индивидуализма», «антисовковости» и др.).

Прочность данной психологической конструкции обеспечивается мифологическим и эмоциональным характером мышления: истинным считается все «приятное», находящееся в рамках возникших и навязанных стереотипов.

Как известно, господство любой мифологии преодолевается или через развитие более высоких уровней мышления, или через замену одного мифологического комплекса на другой.

Зачастую мифологизированное, идеологизированное сознание не подпускает к себе любые доводы разума, а потому путь к уяснению каких-либо основ рациональности лежит только через поэтапный процесс. Вначале должна произойти замена одной мифологемы или идеологемы на принципиально иные, а уже затем это облегчит возможность для восприятия соответствующих рациональных, теоретических положений.

Для того, чтобы идеология была эффективной:

1. Она должна быть адекватной времени, месту, людям.

2. Она должна быть предельно простой.

3. Она должна быть емкой.

4. Она должна быть эмоциональной, мифологичной и формально-логичной (или-или).

5. Она должна давать четкие представления о добре и зле.

6. Она должна давать ощущение силы.

7. Она должна быть образной и иметь свою эффектную символику.

8. Она должна иметь авторитетную теоретическую основу (некое «божественное откровение»).

9. Она должна быть «новой».

Данная ситуация предполагает дифференцированный подход к агитационно-пропагандистской работе. Исходя из него, необходимо четко дифференцировать ее методику. Одно дело – общение с теми, кто готов воспринимать рациональные доводы (таких, к сожалению, меньшинство) и другое дело – соприкосновение с основной массой, имеющей в своем сознании причудливую смесь мифологии, эмоциональных и идеологических пристрастий, культурных стереотипов и некоторых элементов формально-логического мышления. Работа с этой категорией вынуждает использовать приемы, сходные с методами и нормами ведения психологической войны: скрытность, дозированность и многослойность информации, воздействие на эмоции и подсознание, дискредитация символики, использование психологических эффектов (первичности, авторитета, «голоса пророка», повторения, возложения ответственности).

Такая «психологическая война» будет в корне отличаться от действий противника тем, что при работе с населением мы принципиально отказываемся от использования лжи и дезинформации в силу их несоответствия нашим целям и благодаря наличию достаточно большого объема правдивой информации, выгодной нам.

Успех психологических операций будет всецело зависеть от их подготовленности, комплексности, систематичности и тотальности. При этом мы должны не просто противопоставить СМИ эффективные и адекватные формы и методы психологического воздействия, но выдвинуть сверхзадачу по полному уничтожению культурных символов, кодов и стереотипов буржуазного общества. В результате осмеяния, умаления, презрения и дискредитации они должны потерять в глазах простых людей какой-либо авторитет, священный ореол и смысл. Действуя зачастую исподволь, не афишируя себя, нам предстоит использовать в своих целях рок-музыку и религию, экологические движения и обывательские пристрастия, любые культурные и образовательные инициативы.

Такая массированная каждодневная деятельность со временем непременно приведет к психологическому краху буржуазную культуру, к утрате ее общественной гегемонии, что станет первым шагом культурной революции. Второе ее действие будет состоять в закреплении на обыденном уровне общественного сознания положительных символов новой культуры. И третьим актом культурной революции станет системное освоение теоретических знаний.

Таким образом, создание системы информационно-психологической войны является нашим девятым уроком. Из него прямо вытекает и урок десятый - переход от издания коммунистических СМИ для коммунистов к созданию мощной системы коммунистических СМИ для народа.

Урок одиннадцатый - коммунисты должны вспомнить, что они в первую очередь есть разновидность гуманистов (реальные гуманисты по Марксу) и поэтому должны бороться с любыми формами РАСЧЕЛОВЕЧИВАНИЯ ЧЕЛОВЕКА, начиная от фашизма, заканчивая сексуальными извращениями, ювенальной юстицией, гендерной «революцией», разрушением семьи как социальной ячейки общества (а не как института частной собственности) и прочими продуктами гниения буржуазного общества.

В России, которая втягивается в конечную фазу капитализма - разложение нравов нарастает, как и в Китае, и т.д. Бесчеловечные, антиколлективистские, антигуманные социальные отношения порождают и подпитывают массу психических заболеваний, в том числе и в сфере половых отношений.

Всё это относится и гомосексуализму, и к мазохизму, и к футбольному фанатству, и наркомании, и алкоголизму... Короче говоря, ко всей и всяческой наблюдаемой безнравственной, антигуманной и антигуманистической мерзости! Люди должны ЧЁТКО понимать, что переживают здесь социальное разложение отжившей формации. К сожалению, старая формация может умирать достаточно долго, быть «живым трупом»! А ведь молодёжи приходится-то лично существовать как часть этого «трупа», причём с самого молодого возраста. Вот и заражаются они его ядом ещё до того, как могут самостоятельно мыслить! «Общество спектакля» (вспомним Древний Рим эпохи разложения рабовладельческой формации - «Хлеба и зрелищ!») калечит их нравы, весь их менталитет ещё до того, как они могут этому сопротивляться, способны понять, что сопротивляться надо...

Каков же выход?

Что же может стать лекарством, если ты человек, сознающий, что окутан ядовитой социальной атмосферой и желаешь ей противостоять?

Это коммунистические начала, которые надо проводить и организовывать уже ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС!

- Во-первых, перемена труда. Обязательно! А значит, и смена места работы.

- Во-вторых, организация досуга в виде полезной физической работы на свежем воздухе. И не на своей даче, а во временном коллективе энтузиастов с ясной, общественно значимой целью. К примеру, «экологические десанты» для этого подходят, как и, наверное, работа в рамках «банков обмена временем» (хотя последнее менее коллективно).

Но и два выше названных «лекарства» - временные. Они не лечат, а лишь обострённую фазу снимают. Таких «лекарств» на самом деле больше, чем мы перечислили, разумеется. Хотя, скажем, досуговое Интернет-любительство любого вида к ним относить не приходится - это «плацебо», не более.

Самое же главное вот в чём: иммунитет против заразы личной деградации в гниющем и разлагающемся капиталистическом обществе может дать только организация АЛЬТЕРНАТИВНОГО социального БЫТИЯ! А НЕ ПРОСТО ДОСУГА даже. А это коммуны, кооперативные предприятия и т. п.

Их устройство может быть самым разнообразным: городская коммуна с общим фондом заработных плат ее членов, экопоселение, действующее по принципу «От каждого – по способности, каждому – по труду всех», банк времени, в котором люди обмениваются услугами по эквиваленту трудовых часов, общество взаимопомощи, потребительский или даже производственный кооператив. Форм много. Главное, чтобы они в конечном итоге настраивали участников проектов на сотрудничество и солидарность.

Урок двенадцатый - необходимость немедленного перехода к созданию системы советов в условиях революционной ситуации. История с антифашистской революцией на Донбассе показала, что в критических ситуациях народных восстаний пренебрежение правильной организацией субъективного фактора чревато их поражением. Донецкое ополчение вместо того, чтобы создать органы народного самоуправления, бразды правления передало чиновникам, которые затем предали народ.

В далекие советские времена Володя Высоцкий спел шуточную песенку про незадачливого советского туриста и тем самым выбросил в эфир ставшие классикой слова: «Но могут действовать они не прямиком, Шасть в купе, и притвориться мужиком. А сама наложит тола под корсет...Ты проверяй, какого пола твой сосед». Не проверили, запустили в «купе», не успели оглянуться, а он еще одного человечка тянет за собой - деятеля непонятной олигархической ориентации. А почему не проверили? А потому что некому было проверять, ибо во главе республики стали хоть и героические люди, но… самоназначенцы. Их никакие советы, громады, сходы, плебисциты не выдвигали, а значит, и задвинуть никто не смог, ибо не было в республиках изначально самого главного – выдвижения из самоорганизованного народа. Выражаясь по-учёному, вданном случае восставший против бандеровцев донецкий народ – оказался не СУВЕРЕНОМ, а массой, которой пользуются и которую пользуют.

Путь буржуазного парламентаризма, по которому пошли ДНР и ЛНР - это тупик, повторивший судьбу Верховной рады Украины. Так называемые прямые выборы, проходившие с помощью подконтрольных СМИ и партий, выдвинули наверх не тех лидеров, которым доверяли люди и которые исполняли бы их чаяния, а беспринципных буржуазных политиканов.

А ведь в самом начале в ЛНР в первый Верховный совет депутатов избирали на ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ГРОМАДАХ. И вместо того, чтобы этот опыт логически довести до власти советов, антифашистскую революцию свернули на буржуазный парламентский путь. Исторический шанс был упущен.

Надеюсь, что вовремя извлеченные и усвоенные уроки помогут нам не упустить свой исторический шанс и направить движение коммунистов по верному третьему пути.

 

 

При написании статьи использовались материалы ЮБ МРП

В. Волков

Добавить комментарий (всего 1)
07.02.2015 - 14:20 Николай Градов

Уверенная лозунговая интонация статьи в начале прямо-таки покоряет и втягивает в «колею»мысли и идей автора. Не смущаясь сомнительности образа «колеи» (Высоцкий имел в виду нечто иное) автор смело озаглавливает всё содержание своих предложений: «В чём состоит наша колея?». И пытается реанимировать изрядно протухшую теорию «социализации = кооперации». Оказывается, по этой теории «работник уже сейчас может сбросить с себя груз пролетарской участи», если будет осознана «необходимость перехода коммунистов к созданию различных форм товариществ рабочих (профсоюзов, кооперативов, коммун, обществ взаимопомощи, спортивных организаций) объединённых в мощную систему...которая может вести экономическую борьбу, учить управлять производством, распределением, формировать коллективный быт, влиять на общественно-политические процессы...создаёт из пролетариев отдельный от капитала мир». Спрашивается, как же на деле создавать «собственный экономический базис «отдельного пролетарского мира»? Легко и просто: «в виде оздоровления обанкротившихся предприятий», давления на власть слева» для «национализации и рабочего контроля». Тогда в пору спросить автора: если Вы так уверены в своей «реализуемой экономической теории», то приведите хотя бы один «наглядный пример того, как можно хозяйствовать». В ответ дважды повторено — Кибуцы. Правда сам автор от реальных кибуц не в восторге. Да и о «феномене русского социализма» повторил азбучные истины об артелях и пр., даже не вспомнив о вполне разработанной и понятной теории формирования целостного социалистического производственного коллектива. Видимо потому, что она «в чём-то невыгодна нам...». Чувствуя отсутствие аргументов внутри страны в условиях тотального «домашнего капитализма», в который погрузился «не желающий социализации» несознательный народ, автор смело выводит свою «колею» в сферу непотопляемого «интернационализма». Ах, как прекрасно «половодье социальной (международной коммунистической) революции. Только портят величественную картину «пассивность наших граждан». И здесь автор очень авторитетно констатирует: «Причину такой аполитичности следует искать в психологии современного россиянина». Да...пора бы подытожить. Спасибо автору, он и здесь помогает неразумному читателю своей незамысловатой откровенностью: «Как известно, господство любой мифологии преодолевается или через развитие более высоких уровней мышления, или через замену одного мифологического комплекса на другой». Если автор никак не смог убедить в первом варианте, то остаётся признать второй, с небольшой поправкой: этот миф всем давно знаком. Николай Градов.